Япония перед лицом запрета на насилие в дзюдо

запрет япония насилие дзюдо «Беспрецедентный недавний арест сверхжестокого учителя в Японии, стране, где это боевое искусство является источником гордости, свидетельствует о желании положить конец спартанскому образованию, иногда доходящему до крайности. В период с 1983 по 2010 год не менее 114 детей умерли от травм, полученных на уроках дзюдо», — пишет корреспондент Le Figaro в Токио Режис Арно.

«Полиция арестовала учителя за действия на татами в школе! Это первый случай в истории!» (…) — ликовала 12 октября Кейко Кобаяши. В течение многих лет эта элегантная и строгая мать семейства била в набат, выступая против насилия в дзюдо. Освещение в СМИ ареста сверхжесткого учителя успокаивает ее. Но радость смешивается с горечью, сжимающей сердце: двоих ее детей избили за то, что они… тайно наслаждались мороженым. У одного из них перелом позвоночника. Воспоминания о жестокости возвращают Кейко Кобаяши назад к разрушенной судьбе ее сына Тайчи. В 2003 году ему было 14 лет. Чтобы развить характер, он поступил в класс престижного дзюдоиста», — говорится в статье.

«(…) Кейко Кобаяши объединилась с другими родителями. Такими как Ёсико Савада, жительница Мацумото, чей ребенок практически утратил сознание в результате суровых тренировок в 2008 году», — указывает журналист.

«Беспрецедентное насилие, стоящее у истоков ареста учителя дзюдо в октябре, иллюстрирует робость Японии, не желающей отказываться от представлений о спартанском образовании, которое иногда доходит до безобразий. Общество до сих пор терпит телесные наказания, особенно в спорте (тайбацу), — сообщает автор статьи. — Эта «толерантность» не является прерогативой Японии или дзюдо, как показывает работа американского социолога Аарона Миллера. Но она приобретает особое значение в этом виде спорта, который зародился на архипелаге и является предметом национальной гордости. По статистике в Японии гораздо больше молодых травмированных спортсменов, чем в любой другой сопоставимой стране, как объясняет великий дзюдоист, международный судья и французский академик Мишель Брусс. «В других странах, таких как Южная Корея и Северная Корея, может быть множество несчастных случаев, которые неправильно подсчитываются. Тем не менее, Япония остается исключением по количеству случаев», — отмечает он. «Я впервые тренировался в Японии в 1970-х. Было тяжело, но это происходило между взрослыми, которые соглашались на это. Недопустимо то, когда взрослый жестоко обращается с психически более слабыми детьми, которые на 30 кг и на 15 лет младше его. Дети, подвергшиеся насилию, стали жертвами не несчастного случая, а настоящей агрессии», — осуждает он дрожащим от гнева голосом.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Новый подход к карантинным мерам предложили австралийские вирусологи

«Норико Мидзогучи, олимпийская вице-чемпионка по дзюдо на Олимпийских играх в Барселоне в 1992 году, с ним согласна. «Такое насилие должно прекратиться», — говорит она. По ее словам, в 1986 году, когда ей было 15 лет, один из ее товарищей по тренировкам умер от удара палки своего учителя. Ни школа, ни родители в полицию не обратились. «Никто ничего не сказал. Но дзюдо мне все равно нравилось. Да, вот так. Это была моя жизнь», — признается она.

«(…) Издевательские испытания — это скорее исключение, чем правило в японском дзюдо, — утверждает Пьер Фламан, французский дзюдоист, член японской федерации AJJF. — Одна из причин относительно большого количества несчастных случаев в дзюдо — это интенсивность занятий. Ученик тренируется два или более часа в день, шесть дней в неделю, включая большую часть лета», — отмечает он.

«(…) Для кого-то образцом может послужить Франция. Федерация дзюдо Франции насчитывает 570 тыс. зарегистрированных членов, что в 6 раз больше на душу населения, чем в Японии. 70% французских дзюдоистов моложе 15 лет. При этом во французском дзюдо бесконечно мало серьезных или смертельных несчастных случаев, — указывает автор публикации. «В отличие от Франции, в Японии нет системы, где насилие в отношении учеников серьезно контролировалось бы, — сетует Ёсико Савада. Успех французских чемпионов на Олимпийских играх показывает, что насилие над учениками не обязательно. Хуже того: оно вредно. В период с 2013 по 2019 год количество школьников, зачисленных в Японскую федерацию, уменьшилось на 23%, или в 3 раза быстрее, чем скорость уменьшения количества школьников. Ацуши Сано-Сугияма, профессионал в сфере гостиничного бизнеса, занимавшийся дзюдо в Японии и Франции, объясняет: «Во Франции заниматься дзюдо занимательно. В Японии все ужасно серьезно. Нет ощущения удовольствия. Я терпеть не могу эти издевательства», — говорит он из своего дома в Нагое.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Отношение к Китаю, России, ЕС: НАТО размышляет о своей стратегической адаптации к 2030 году

«К сожалению, менталитет меняется не так быстро, как законы. Преподавание дзюдо в Японии по-прежнему связано с опасными приемами, в частности, между очень маленькими учениками и опытными учителями, предупреждает Норико Мидзогути. В период с 2014 по 2018 год профессор Рио Учида составил опись 77 565 медицинских консультаций, связанных с дзюдо. Кейко Кобаяши зафиксировала 7 смертей детей в результате занятий дзюдо за 10 лет. «Учителя слушают. Но им трудно измениться, потому что их самих так учили», — отмечает Ёсико Савада. Перспектива проведения Олимпийских игр в 2021 году в Токио может заставить социальные институты более решительно взяться за решение этой проблемы. По мнению Мишеля Брусса, министерство образования и спорта Японии должно раз и навсегда отказаться от практики прошлого», — пишет Le Figaro.

«(…) Семья Кобаяси по гражданскому иску получила значительное возмещение убытков за тяжкое испытание сына, но учитель, виновный в его состоянии, не был привлечен к уголовной ответственности и теперь… он является учителем спорта в колледже в Иокогаме».

«(…) Что касается семьи Савада, они выиграли гражданское и, что очень редко, уголовное дело, когда подали иск против человека, разрушившего будущее их сына. «Я не хотела наказывать учителя. Я хотела, чтобы он понял, какое горе он причинил», — говорит Ёсико Савада. Она помнит о том, как местное общественное мнение было настроено скорее против нее. По ее словам, в школе брат-близнец ее сына подвергся остракизму. «Я былаодинока. Но я чувствовала, что, если я не заговорю, то будут другие жертвы», — вспоминает она, рыдая. Она задумывается, преподает ли по сей день дзюдо виновный учитель. Через 12 лет после несчастного случая ее сын по-прежнему с трудом приходит в себя. Что касается главного тренера женской олимпийской сборной, применявшего насилие в 2013 году, то теперь он тренирует… женскую корпоративную команду по дзюдо», — резюмирует Режис Арно.

Загрузка ...